Логин:
  
Пароль:
   
 
 

Владимир Молчанов, телеведущий

Владимир Молчанов, телеведущийСвою коллекцию диктаторов-истуканов известный телеведущий Владимир Молчанов разместил на даче, в укромном уголке под лестницей. Чтоб лишний раз глаза не мозолили.

Все началось в 92-м году, когда я делал "Воспоминание" - фильм о Рузе, местах моего детства. Мы пошли снимать в пионерский лагерь, где я помню себе еще школьником. Много лет подряд я вставал по горну и выходил на линейку. И вот теперь смотрю - запустение и, как прежде, стоит целая шеренга Лениных. Володя Ульянов в детстве, Ленин среднего возраста, Ленин в кепке и, наконец, Ленин, сидящий на скамейке со Сталиным. В свое время, когда развенчивали культ личности, Сталина отсекли, и вот теперь Ильич был совершенно один.

И так мне стало жалко вождя, что я подумал: а не забрать ли его к себе на дачу - поставить на участке или на берегу реки, чтобы народ пугать. Выяснилось, однако, что истукан весит килограммов 200-250, не меньше.

Но идея запала, и постепенно я увлекся собиранием этих "оборванцев". У меня есть Ленин из актового зала, есть Ленин из Рузы, есть Ленин на тканом ковре и множество Ильичей помельче.

И все-таки исток всего этого в Брежневе. Когда Леонид Ильич умер, все побежали кто куда. Жена моя, например, бросилась в "Елисеевский": центр был перекрыт, пускали только по паспорту, и, воспользовавшись случаем, она приобрела очень неплохую колбасу. Я же отправился в магазин "Плакат" на Старом Арбате. И купил всех Брежневых: Брежнев-коммунист, Брежнев-хозяйственник, Брежнев-литератор. Каждого по две штуки. Народ, не понимая, что происходит, но видя созданный мною ажиотаж, тоже встал и начал покупать.

А я уже тогда знал, что вкладываю в раритет. Потом я на эти плакаты выменивал и Ворошилова с Буденным, и Кирова с Дзержинским, и прочих хмырей. Потом настал момент, когда надо было придать коллекции международный размах. И я достал мраморного Муссолини.

Потом подумал: нельзя без Гитлера. И, будучи в Германии, спросил у приятеля, где бы мне прикупить фюрера. Тот едва не поперхнулся. Объяснил: если бы кто-то вздумал продавать в Германии "Майн кампф" или компакт-диск с гитлеровскими
маршами, немедленно приехала бы полиция и всех накрыла.

К моему удивлению, в Варшаве - городе, дотла сожженном нацистами, - и Гитлер, и суповая вермахтовская тарелка продавались совершенно свободно, как значки на Красной площади.

В Испании я спросил у дяди моей жены про Франко. Тот очень строго сказал: если соседи узнают, что в нашем доме - или в каком-либо другом – хранится Франко, дом сожгут. Настолько до сих пор ненавидят в Испании кровавого диктатора.

Тем не менее коллекция моя постоянно расширяется. И я смотрю на нее с огромной радостью за то, что все эти экземпляры не смогли нас до конца уничтожить. И теперь мы их можем коллекционировать. Как спичечные этикетки. Как фантики от жвачки.



 
Другие публикации рубрики:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.